Вы здесь

«Хранитель» хозяйственного партнерства - новая миссия российского нотариата.

Вступающий в силу с 1 июля 2012 года Федеральный закон от 3 декабря 2011 года № 380 «О хозяйственных партнерствах», наделил нотариусов России новыми видами нотариальных действий, в их числе удостоверение, внесение изменений и хранение соглашений об управлении партнерством.

Инициатором введения новой формы коммерческой организации было Министерство экономического развития. В комментарии к своей инициативе министерство отметило, что главной целью здесь являются венчурные (долгосрочные 3-5 лет) инвестиции, которые так необходимые российской экономике. С благой целью снижения риска венчурных инвесторов было решено по образцам англо-американского права создать гибрид товариществ с обществами, сняв многие ограничения и запреты.

Итак, каковы же особенности правового статуса хозяйственных партнерств? В первую очередь следует отметить значимость для его функционирования такого документа, как соглашение об управлении партнерством. Именно договор, а не устав, формально является учредительным документом. Все остальные, причем наиболее значимые характеристики будут воплощаться в содержании именно соглашения об управлении партнерством. Для этого соглашения предусматривается обязательная нотариальная форма. Более того, законодатель предусмотрел, что храниться этот необычный корпоративный документ должен будет тоже у нотариуса, вот почему на нотариальное сообщество возлагается максимальная ответственность за законность корпоративных отношений нового, неизвестного ранее образца. Своеобразным будет и нотариальное действие по засвидетельствованию согласия единоличного исполнительного органа на разглашение содержания соглашения об управлении партнерством.

Таким образом, нотариус явится не только хранителем самого документа, но и хранителем тайны созданной корпорации.

Второй специфической чертой правового статуса хозяйственного партнерства является большая свобода усмотрения участников по определению статуса данной корпорации. Именно участники смогут здесь подробно определить сами для себя права и обязанности. Собственно закон формулирует обязанности участников крайне лаконично: вносить вклады и не разглашать конфиденциальной информации, все остальное будет возможно предусмотреть соглашением об управлении, а также ограничить им права участников партнерства. Участники смогут определить и порядок управления, отличный от установленного в законе порядка пропорциональности принадлежащим им долям в складочном капитале. Закон в данном случае не запрещает прямо устранить одного или нескольких участников от управления деятельностью партнерства.

Третьей особенностью хозяйственного партнерства является дозволение на участие в корпоративных отношениях «иных лиц, не являющихся участниками партнерства». Так, соглашением об управлении могут быть закреплены права и обязанности не только членов, но и иных лиц. Эта норма необычна для нашего корпоративного права. Ее появление не имеет теоретического обоснования, вот почему потребуется пристальное внимание к ее практическому применению, в частности, со стороны нотариального сообщества.

В-четвертых, для хозяйственного партнерства устанавливается исключение из общего правила в отношении наличия и размера складочного капитала. Порядок внесения вкладов в складочный капитал партнерства законом вообще не урегулирован. Капитал может вноситься по частям и в различные сроки. Минимальный размер складочного капитала в законе также не предусмотрен.

В-пятых, специфичен здесь законодательный подход и к определению возможной «публичной информации». Так, хотя партнерство и будет обязано вести реестр участников с указанием размера их доли и сведений о внесении вкладов в уставной капитал, однако разглашению будет подлежать только перечень участников, а не размер их долей. Анонимными будут и иные лица, которые являются сторонами по соглашению, но не являются участниками партнерства. Влиять на деятельность хозяйственного партнерства такие лица смогут, но при этом для кредиторов они будут неизвестны. Соответственно, не будут и отвечать по своим обязательствам. Своеобразной в хозяйственных партнерствах будет и ответственность их органов управления, в том числе единоличного исполнительного органа, за убытки, причиненные их виновными действиями. Интересно, что в соглашении об управлении будет возможно предусмотреть как ограничение такой ответственности, так и ее отсутствие.

Для хозяйственного партнерства закон не устанавливает случаи проведения обязательного аудита бухгалтерской отчетности и проверки состояния текущих дел. Иное может быть установлено также в соглашении об управлении партнерством. Аудит в отношении этого юридического лица может быть проведен лишь по желанию участника партнерства с отнесением всех расходов на его проведение за счет этого участника.

Итак, подводя итоги, можно заключить, что хозяйственное партнерство как новая форма юридической личности будет крайне опасно для кредиторов, то есть для всех тех, кто с ней столкнется в гражданском обороте. Кто принимает решения, кто за них будет отвечать, есть ли необходимый капитал для взыскания долгов – на эти вопросы кредиторы просто не смогут ответить. Что же касается самого партнерства, то для него будут безграничными возможности для всякого рода злоупотреблений.

Инициаторы закона хотели создать комфортные условия для венчурных инвесторов, на деле создав комфортные условия для тех, кто не прочь проявить недобросовестность и злоупотребить своими гражданскими правами. Что же касается собственно притока венчурных инвестиций, то, его не будет, ибо Международные фонды интересуются в России, прежде всего проектами, способными в перспективе выйти на международный рынок, поскольку российский для них слишком мал, вот и получается, создаем закон под иностранцев, оперируем чужой терминологией, типа «венчур» и инновации, а на самом деле ставим под удар и так на деле хлипкий отечественный гражданский оборот. А не лучше ли обратиться к простым и понятным призывам развивать науку и технологии за свои деньги по нормам научно обоснованного гражданского законодательства, нетерпимого к произволу в корпоративных отношениях?

 

И.о. начальника отдела по контролю и надзору

в сфере адвокатуры, нотариата,

государственной регистрации актов

гражданского состояния

З.К. Алчакова

25-64-61

 

07 августа 2012 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).